Защита прав добросовестного приобретателя недвижимого имущества

В нашу компанию обратился обладатель жилого помещения с просьбой защитить право собственности на недвижимое имущество. Суть дела: первоначальный владелец жилого помещения, считая, что обманным путем лишился право собственности на имущество обратился с требованиями в суд о признании сделок по отчуждению жилого помещения недействительными. Лицо, обратившееся к нам, являлось вторым покупателем данной недвижимости и на момент совершения сделки не догадывалось, что в дальнейшем его ждут серьёзные проблемы, связанные с возможной потерей права собственности на приобретенное имущество. При составлении правового заключения о перспективах разрешения спора нами выстроена позиция, применение которой позволила защитить права добросовестного приобретателя. Далее полный текст решения "РЕШЕНИЕ Копия

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 марта 2018 года Автозаводский районный суд г. Тольятти Самарской области в составе: судьи Филипповой Т.М.

при секретаре Корольковой В.А.

с участием представителей сторон Приз Н.В., Мелехиной Т.А., Вагапова Р.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело  по иску Филиппова ФИО26 к Токарь ФИО27, Ткачевой ФИО28 о признании договора купли-продажи недействительной,

УСТАНОВИЛ:

Филиппов Г.В. обратился в суд с иском к Токарь З.В., Ткачевой Э.Е. о признании договора купли-продажи недействительной, указав в обоснование своих требований, что он являлся собственником квартиры, расположенной по адресу: <адрес>. В сентябре 2014 года сестра истца, Токарь З.В., вызвала к нему на дом нотариуса для переоформления принадлежащей ему квартиры на ее имя. Истец ей ответил отказом, что происходило в дальнейшем он не помнит. Через некоторое время Токарь З.В. сказала, что ему необходимо освободить квартиру и переехать в комнату, расположенную в квартире по адресу: г. <адрес>, а в случае отказа, истец отправится проживать на улицу.

В сентябре 2017 года истец заказал выписку из ЕГРН, из которой следует, что по договору дарения от 06 августа 2014 года он передал свою квартиру, расположенную по адресу: <адрес>Токарь З.В., которая 16 сентября 2014 года продала ее Ткачевой Э.В.

Как проходила встреча с нотариусом истец не помнит, утверждает, что своего согласия на отчуждение принадлежащего ему имущества не давал. В момент совершения сделки истец не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.

При данных обстоятельствах истец обратился в суд с выше указанными требованиями и просит признать договор дарения жилого помещения – квартиры, расположенной по адресу: <адрес> от 10 июня 2014 года, заключенный между Токарь З.В. и Филипповым Г.В. – недействительным. Признать договор купли-продажи жилого помещения – квартиры, расположенной по адресу: <адрес> от 11 сентября 2014 года, заключенный между Токарь З.В. и Ткачевой Э.Е., недействительным. Применить последствия недействительности сделки.

В судебном заседании истец подтвердил выше изложенное, на заявленных требованиях настаивал, просил удовлетворить их в полном объеме.

Представитель истца Приз Н.В., действующая на основании ходатайства истца Филиппова Г.В., в судебном заседании подтвердила выше изложенное, поддержала позицию своего доверителя, просила удовлетворить заявленные требования в полном объеме.

Ранее в судебных заседаниях представители истца Богдашкина Ю.П., Гришина Г.С., требования истца поддерживали.

Представитель ответчика Ткачевой Э.Е. – Вагапов Р.Ф., действующий на основании доверенности от 18 октября 2017 года, в судебном заседании с заявленными исковыми требованиями не согласился, считает их необоснованными. Предоставил письменные возражения, которые приобщены к материалам дела. Пояснил, что Ткачева Э.Е. является добросовестным приобретателем недвижимого имущества, а именно квартиры, расположенной по адресу: г. Тольятти, Автостроителей, 31-42. Действия Филиппова Г.В. являются недобросовестными. Кроме того, считает, что истцом пропущен срок исковой давности, предусмотренный ст. 181 ГК РФ.

Представитель ответчика Токарь З.В. – Мелехина Т.А., действующая на основании доверенности от 03 ноября 2017 года, в судебном заседании с исковыми требованиями Филиппова Г.В. не согласилась, считает, что они заявлены незаконно и необоснованно. Предоставила письменные возражения, которые приобщены к материалам дела. Пояснила, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих незаконность заключения договора дарения от 10 июня 2014 года между Токарь З.В. и истцом. Считает, что истцом пропущен срок исковой давности, предусмотренный ст. 181 ГК РФ. Просила отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Допрошенная ранее в судебном заседании Токарь З.В. исковые требования не признала, пояснила, что после судебного разбирательства по делу о дарении квартиры братом соседке, решили сохранить жилье для брата и оформить все таким образом, чтобы у него не было собственности, чтобы он не остался без жилья. Он был не против переехать в малосемейку. Деньги от продажи пошли на оплату юристов. Считает, что права брата не нарушены.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Алексеева Е.О. пояснила, что работает в Управлении РОСРЕЕСТРА по Самарской области регистратором. Данную сложившуюся ситуацию не помнит, в день выезжала по несколько раз для регистрации сделок на дому. Обязательно две стороны присутствуют при заключении договора. Заявку на регистрацию может подать любая из сторон. Обращаются разные люди, для оформления заявки. Выезжает одна с водителем. При себе у нее компьютер и принтер, после написания-составления договора, она его распечатывает. В основном выезжает к пожилым людям, которые в силу возраста сами не могут прийти в РОСРЕЕСТР. Истца она не помнит. Если подпись стоит ее в договоре, значит она выезжала. Если человек не может адекватно объяснить, зачем он дарит или продает имущество, то составляется акт и сделка не проводится. Человек обязательно должен назвать объект сделки, получил ли он денежные средства, кому он хочет подарить и т.д. Всегда спрашивает, понимает ли он значение своих действий, всегда дается возможность ознакомиться с договором.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Миронова Р.П. пояснила, что работает в церковной лавочке, расположенной на ул. Ворошилова. Филиппов Г.В. приходит каждый день, всегда здоровается. Покупает свечки, «святую воду». Считает, что он какой - то странный, больной. Обратила внимание на его палочку, он все подбирает с улицы, ходит с большой сумкой, она очень тяжелая, в ней носит все, что найдет на улице. В магазине его все знают, как неадекватного, но воспитанного дедушку. Он говорит, что живет рядом, поэтому и ходит каждый день. Говорил ей, что живет в малосемейке, с соседями, что он одинок, что ему тяжело. Видно, что он больной, забывчивый. Рассказывал, что сестра у него квартиру забрала, а его поселила в малосемейку. Свидетель поняла, что его обманули. Он говорил, что ему обещали однокомнатную квартиру. Ему не хватает денег, он занимает и всегда вовремя отдает. Очень воспитанный.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Маркова В.В. пояснила, что Филиппов Г.В. приходится ей братом. Филиппов Г.В. имел в собственности квартиру, которая была расположена на ул. Автостроителей города Тольятти, адрес точный не помнит. Эту квартиру он приобрел на собственные денежные средства. До покупки квартиры проживал в общежитии. На пенсию истец вышел по старости, всю жизнь работал крановщиком. За последние 15 лет своей жизни терял память, были периоды, когда не узнавал родных, не хотел убираться в квартире. Говорил, что у него нет родственников, что он один. Со временем ему становилось все хуже и хуже, лежал в ПНД, перенес два инсульта. Закрывался в квартире и через дверь тыкал ножи, прогонял всех. Сестра Зинаида (Токарь З.В.) вызывала «скорую помощь», это было примерно в 2013 или в 2014 году. В квартире, где проживает Геннадий, всегда не убрано, беспорядок. Приносит с улицы ненужные вещи, мусор. Квартиру он ни кому не дарил. Сестре не мог подарить и соседке тоже не мог, ей не известно об этом. Свидетелю известно, что Зинаида, переселила его в малосемейку, чтобы за ним был присмотр соседей. По делу, которое рассматривалось в суде относительно договора дарения квартиры Филиппова Г.В. соседке Рыбаковой В.А. свидетель пояснить ничего не может. Токарь З.В. говорила ей, что у него были проблемы с головой. В малосемейке свидетель была в гостях, там тоже не убрано. Соседи плохие, пьющие, громко ругаются, на двери повесили замки, не пускают его в ванную комнату. Молодой человек, проживающий там, ворует у него из комнаты. Денег на счету у Филиппова Г.В. нет, даже 30000 рублей. Детей у истца нет, женат никогда не был, по молодости были отношения. Свидетель считает, что сестра, Токарь З.В. поступила с братом очень плохо, все имущество, которое осталось от родителей, от сестры, она все забрала себе. И брата оставила проживать одного, среди чужих людей. Свидетель просила ее забрать брата к ней в квартиру пожить, она отказала. О сделке с квартирой свидетелю ничего неизвестно, но Филиппов Г.В. ничего не мог дарить, он больной человек, ничего не помнит, не понимает, что делает. Свидетель часто с ним общается, навещает, но забрать к себе не может, так как тоже болеет, часто находится на лечении в стационаре, проходит курс химиотерапии. Свидетель предлагала Токарь З.В. сложиться деньгами и купить брату изолированную квартиру, которая впоследствии останется ей, однако она отказалась. На сегодняшний день, брат хочет вернуть квартиру.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Филиппова Н.В. пояснила, что Филиппов Г.В. приходится ей братом. В настоящее время он проживает в малосемейке. У него проблемы с памятью, со здоровьем. Он бывает агрессивным, часто закрывался дома, не отвечал на звонки и дверь никому не открывал. Токарь З.В. – ее сестра, она все делала «втихаря», никому ничего не говорила. Пенсию Филиппов Г.В. получает сам, ему помогают люди снимать денежные средства через банкомат.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Сюляргина М.И. пояснила, что она и Филиппов Г.В. приходятся друг другу дальними родственники. Ее отец был троюродным братом, его отца. Их родители очень часто раньше общались, а они тоже поддерживали и поддерживают связь. Село не большое, все друг друга знают. Токарь З.В. проживает в селе, у нее там свой дом. Раньше Филиппов Г.В. часто приезжал, приходил к ее маме в гости, говорил, что надеется только на сестру. Филиппов Г.В. раньше проживал в однокомнатной квартире, свидетель несколько раз с Зинаидой привозили продукты. Свидетелю известно, что квартиру отсуживали, истец подарил ее соседям. Потом, Токарь З.В. и Филиппов Г.В. совместно продали квартиру, и теперь он живет в малосемейке. Свидетелю также известно, что у сторон были расходы, в связи с болезнью Геннадия, он проходил лечение. Последние два года в село Филиппов Г.В. не приезжает. Как подарил квартиру соседям не рассказывал, подробности свидетелю не известны. В «малосемейке» у Филиппова Г.В. свидетель была вместе с Токарь З.В., когда та отвозила ему деньги, она всегда ему помогала. Деньги передавались при ней, Филиппов Г.В. их пересчитывал.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Ефимова Л.Н. пояснила, что Филиппов Г.В. ей знаком, она его видела один раз при передаче денежных средств на ул. Свердлова в принадлежащей ему квартире. Второй раз видела истца в магазине. Филиппову Г.В. было известно о продаже его квартиры и он не был против. Свидетелю также известно, что истец дарил свою квартиру соседям. Свидетель знала его сестру Лидию, ездила с ними в село Лопатино, общается с этой семьей более 30 лет. При передаче денежных средств расписку писала Токарь З.В., так как она передавала деньги. Почему передавала их наличными, свидетелю неизвестно.

Суд, выслушав стороны, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, оценивая собранные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого доказательства в отдельности, а также в их совокупности, приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время.

Суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Согласно ст. 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии со ст.68 ГПК РФ объяснения сторон и третьих лиц об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке наряду с другими доказательствами. В случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у неё доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Судом установлено, что Филиппов Г.В. являлся собственником квартиры, расположенной по адресу: г. <адрес>, о чем свидетельствует выписка из ЕГРН на (л.д.6, 19).

03 апреля 2013 года между Филипповым Г.В. и Рыбаковой В.А. был заключен договор дарения выше указанного жилого помещения, однако, решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 16 апреля 2014 года данный договор дарения признан недействительным, квартира возвращена Филиппову Г.В.

Решение вступило в законную силу 23.05.2014г.

Через 2 недели после вступления в законную силу решения суда об оспаривании сделки дарения квартиры, 10 июня 2014 года между Токарь З.В. и Филипповым Г.В. был заключен договор дарения данной квартиры, расположенной по адресу: <адрес>

Выше указанный договор был зарегистрирован в установленном законном порядке, в связи с чем, Токарь З.В. было выдано свидетельство о государственной регистрации права серии от 06 августа 2014 года (л.д.21).

11 сентября 2014 года заключен договор купли-продажи данной квартиры между Токарь З.В. и Ткачевой Э.Е. (л.д.26).

Токарь З.В. на свое имя приобрела комнату в <адрес> куда был вселен и зарегистрирован по месту жительства Филиппов Г.В.

Из искового заявления, а также пояснений представителей истца следует, что он не имел намерения отчуждать квартиру, которая является его единственным местом жительства и регистрации. В момент заключения договора истец являлся дееспособным, но на момент подписания договора находился в состоянии, не дающем ему возможность осознавать свои действия, договор заключен под влиянием заблуждения и давления Токарь З.В. по поводу природы сделки, что повлекло неблагоприятные для Филиппова Г.В. последствия.

В процессе рассмотрения дела, по определению суда от 05 декабря 2017 года была назначена в отношении Филиппова Г.В. судебная психолого-психиатрическая экспертиза, производство которой было поручено ГБУЗ СО «Тольяттинский Психоневрологический Диспансер» (л.д.59-60).

Согласно заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов от 30 января 2018 года №60 следует, что имеющихся сведений недостаточно для дачи достоверного заключения, так как находящиеся сведения в материалах дела  и в медицинской карте на имя Филиппова Г.В., имеющиеся в ТПНД, противоречивые. В настоящее время можно лишь утверждать, что он страдает хроническим психическим расстройством «Сосудистой деменцией» - шифр по  на, что указывает данные настоящего освидетельствования, проведенное эксперементально-психологическое исследование, анализ медицинской документации на имя подэкспертного выявляющие интеллектуально – мнестическое снижение, неустойчивость эмоциональной сферы, паранойяльность личности, наличие сопутствующей сосудистой патологии: церебральный атеросклероз, ИБС. Ответить на вопрос - «на сколько выражены были выявленные психические отклонения в своем проявлении в юридически значимый период времени?», без подробного описания поведения и высказываний подэкспертного, не возможно, так как выявленное расстройство носит в своем проявлении волнообразный характер, есть периоды усиления и послабления симптоматики, а на фоне назначенного ему лечения существует вероятность положительной динамики течения его заболевания. В последующем, с учетом полноты собранных сведений о поведении и высказываниях подэкспертного и юридически значимый период времени с 10 июня 2014 года по 06 августа 2014 года, можно рекомендовать проведение дополнительной экспертизы по данному гражданскому делу (л.д.64-67).

В описательной части заключения указано, что « проходил курс лечения в отделении психозов с 20.02.2014г. по 18.03.2014г. Выписан с некоторым улучшением, с редукцией бредовых переживаний. Взят на психиатрический учет с марта 2014г. На тот период в квартиру пациента выходили с актом осмотра сотрудники социальной службы диспансера. Осмотром социальных работников от 19.02.2014г. установлено, что при обследовании присутствует сестра. Пациент проживает один в однокомнатной квартире, есть мебель в очень плохом состоянии. Квартира находится в антисанитарном состоянии, захламлена всяким мусором со свалки. Сам пациент внешне неопрятен, продуктивному контакту малодоступен, в пространстве и времени мало ориентируется. Путает события.» Также в описательной части заключения указано, что « до 21.08.2014г. к психиатру ни пациент, ни больной не обращались. 21.08.2017г. на прием пришла сестра, сообщила, что пациент перестал за собой следить агрессивен, закрывается в квартире, интересовалась госпитализацией. 22.08.2014г. пациент госпитализирован по направлению врача-психиатра. В отделении сделана запись о том, что « грубо ориентирован во времени, одет вычурно. В беседе раздражителен. Фон настроения неустойчив, Негативен в адрес сестер. Поведение в быту не отрицает, сообщил, что закрылся, а иначе бы они продали бы его квартиру. Отмечено малопродуктивное, вязкое мышление. Резко снижена память. После выписки врача-психиатра не посещал.»

В выписке из медицинской карты стационарного больного указано : в результате проведенного лечения состояние больного остается прежним. Рекомендовано (сестре) 1)провести комплексную судебно-психиатрическую экспертизу;2) провести СПЭК по вопросу лишения дееспособности; 3) оформить опекунство и вернуть через суд подаренную на халяву соседке квартиру.»

Как пояснили свидетели, допрошенные в судебном заседании Миронова В.П., Маркова В.В., Филиппова Н.В., истец Филиппов Г.В. имеет проблемы со здоровьем, памятью, перенес два инсульта, по своему поведению является «странным человеком», одет вычурно, подвержен обману. Никогда не говорил, что намерен продать свое жилье, поскольку оно являлось его единственным местом жительства.

Обоснованно указано в медицинских документах и о состоянии жилья истца.

В материалах гражданского дела , которое обозревалось в судебном заседании, представлены фотографии жилого помещения истца. Данное свидетельствует о том, что проживающий в нем человек имеет проблемы со здоровьем и психикой.

Решением суда от 16.04.2014г. подтверждено, что истец «намерения отчуждать квартиру не имел, это его единственное жилье, на момент подписания договора находился в состоянии не дающим ему возможность осознавать свои действия.»

До подачи иска в суд Токарь З.В. вместе с братом Филипповым Г.В. посещала врача-психитра, организовала осмотр его жилья и госпитализацию. Для рассмотрения дела в суде были представлены доказательства о состояния истца, о том, что это состояние не давало ему возможность осознавать свои действия.

Через 2 недели после вступления решения в законную силу, Токарь З,В. Организовала выезд регистратора на дом и заключение договора дарения с истцом.

В дальнейшем - 11.09.2014г. был подписан договор купли-продажи спорного жилого помещения.

Суд считает, что не могут быть приняты во внимание доводы ответчика о том, что истец самостоятельно выехал из спорного жилого помещения, выписался, и зарегистрировался в новом жилом помещении.

Как следует из паспорта Филиппова Г.В. с регистрационного учета он снят 18.09.2014г. и 18.09.2014г. поставлен на учет по новому адресу (л.д.32-33).

Как следует из заключения эксперта в период с 22.08.2014г. по 23.09.2014г. находился на лечении по жалобе сестры на его неадекватное поведение. И как указано в истории болезни, вызвано это было беспокойством, что «его квартиру хотят продать».

Таким образом, намерения расстаться с единственным жильем, истец не имел, факт продажи вызывал у него страх и волнение, изменения поведения.

11.02.2014г. им было составлено завещание на спорное жилое помещение в пользу сестры Филипповой Н.В.

Филиппов Г.В. понимал, что был суд, квартира ему возвращена, и боялся потерять её. Токарь З.В. в судебном заседании пояснила, что на оплату адвокатов при рассмотрении дела ею были потрачены денежные средства. С этой целью квартира была продана.

А почему предварительно был заключен договор дарения, стороны пояснить не смогли. Филиппов Г.В. утверждает, что не дарил и не продавал, а переехал потому, что сказали так надо.

Договор дарения в пользу соседки Филиппов Г.В. объяснял тем, что «она вызвала пожарных, когда у него в квартире был пожар, спасла ему жизнь».

Допустимо, что и сестре подарил в благодарность за то, что она помогла вернуть квартиру.

Не могут быть приняты судом доводы о том, что деньги от продажи квартиры переданы Филиппову С.В. по расписке. Сумму в размере 900000 руб. Токарь З.В. просто не могла передать Филиппову Г.В. как в силу его болезненного состояния, так и целей её сделки. Поэтому не могут быть приняты во внимание и показания свидетелей Ефимовой Л.Н., Сюляргиной М.И., которые якобы были свидетелями передачи такой суммы.

Как установлено в судебном заседании, пенсию он получает либо с сестрами, либо ему помогают посторонние лица. Он перечисляет на счет в банке по 1-2 т. руб. Накоплено таким образом им около 30000 руб. на «похороны».

Как пояснила свидетель Миронова Р.П., он часто занимает на «жизнь», всегда отдает долг.

Филиппов Г.В. присутствовал в судебном заседании, одет вычурно, анкетные данные называет правильно, как отмечено экспертами «продуктивному контакту малодоступен».

Суд также учитывает, что Филиппов Г.В. и в 2014г. при прохождении лечения с 22.08.2014г. по 23.09.2014г., говорил об опасении продажи его квартиры, и сейчас говорит о том, что не хотел её продавать. Приход нотариуса помнит, был дома болел, лежал в постели.

Суд полагает, что в силу своего состояния здоровья Филиппов Г.В. не мог четко понимать значение своих действий во время заключения договора дарения с Токарь З.В., в связи с чем, приходит к выводу о признании договора дарения от 10 июня 2014 года, заключенного между Токарь З.В. и Филипповым Г.В., недействительным.

Суд считает, что свидетель Алексеева Е.О., осуществлявшая на выездную регистрацию сделки правильно пояснила как это должно происходить. А её показания относительного того, что она не помнит истца и обстоятельства данной сделки, суд считает не состоятельными. Поскольку не запомнить истца и его квартиру просто невозможно.

Не смогла ответить Токарь З.В. на вопрос суда почему в 2014 году она дважды, в ответственные моменты перед подачей иска в суд и перед его выселением, принимала меры к госпитализации брата, а сейчас, при подаче этого иска и рассмотрении данного дела – уверяет, что он здоров и разумно поступал в 2014г.

Что касается требований Филиппова Г.В. о признании договора купли-продажи квартиры по адресу: г. <адрес>, заключенного 11 сентября 2014 года между Токарь З.В. и Ткачевой Э.Е., то суд не находит оснований для их удовлетворения.

Как указывалось выше, 11 сентября 2014 года Токарь З.В. и Ткачева Э.Е. заключили договор купли-продажи квартиры, ранее принадлежащей истцу.

Для совершения сделки по приобретению данного имущества Ткачева Э.Е. предприняла необходимые меры для проверки юридической чистоты сделки, в том числе обратилась в специализированную организацию, специалист, который основываясь на данных, содержащихся в ЕГРН, указала на отсутствие обстоятельств, препятствующих совершению сделки.

Данные обстоятельства подтверждаются выпиской из ЕГРН, сведения которого позволяют говорить о том, что на момент регистрации отсутствовали сведения об обременениях объекта недвижимости или отметки о судебном споре, договором купли-продажи, в котором продавец предоставила гарантии о том, что отчуждаемое имущество никому не продано, не заложено, в споре и под арестом не состоит, не обременено правами третьих лиц.

Кроме того, Ткачева Э.Е. перед приобретением жилого помещения осмотрела его с целью установления фактических пользователей, удостоверилась в личности продавца. Соотнесла сведения о личности продавца с содержащейся в ЕГРН, что свидетельствует о проявлении должной осмотрительности с ее стороны.

На момент осмотра Филиппов Г.В. находился на лечении в психдиспансере, вещи его частично были перевезены в малосемейку.

Исходя из норм ФЗ от 21 июля 1997 года №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», действующих на момент совершения сделки, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

То есть на момент совершения сделки у приобретателя имелись необходимые основания полагать, что недвижимым имуществом распоряжается лицо, обладающее правом на ее отчуждение и отсутствуют основания полагать о правопритязаниях третьих лиц на жилое помещение.

Таким образом, суд считает, что поскольку Ткачева Э.Е. является добросовестным приобретателем, в удовлетворении заявленных требований о признании договора купли-продажи от 11 сентября 2018 года, недействительным, Филиппову Г.В. необходимо отказать.

Суд также считает необходимым обязать Токарь З.В. предоставить Филиппову Г.В. для проживания равнозначное жилое помещение (изолированную однокомнатную квартиру).

Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным правовым государством, в котором гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина и политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 1, часть 1 статья 7, часть 1 статья 18, статья 19 части 1 и 2).

При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Права истца нарушены действиями ответчика, которая воспользовалась родственными отношениями с ним, его состоянием здоровья и его доверчивостью.

Нарушенные права истца подлежат судебной защите.

Ответчик имеет материальную возможность восстановить нарушенное право истца.

Представителями ответчиков в судебном заседании также заявлено о пропуске Филипповым Г.В. исковой давности. В данном случае суд приходит к следующему.

Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года, определяемого в соответствии со ст. 200 ГК РФ.

Часть 1 ст. 200 ГК РФ предусматривает, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Согласно п. 15 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац второй пункта 2 статьи 199 ГК РФ). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не

Анализируя представленные сторонами доказательства в их совокупности, в том числе показания сторон и свидетелей, суд, руководствуясь положениями ч. 3 ст. 154, ч. 1 ст. 572, ч. 3 ст. 574 ГК РФ, а также ст. ст. 167, 168 ГК РФ, п. 1 ст. 181 ГК РФ с учетом пп. 6 и 9 ст. 3 Федерального закона N 100-ФЗ от 07.05.2013 года, приходит к выводу об уважительности причин для его восстановления для истца - физического лица, с учетом его возраста, состояния здоровья, значимости нарушенного права и необходимость судебной защиты этого права. Незначительности срока пропуска.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Филиппова ФИО29 о признании договора купли-продажи квартиры по адресу: <адрес> заключенного 11 сентября 2014 года между Токарь Зинаидой Васильевной и Ткачевой Эльвиной Евгеньевной – отказать.

Договор дарения жилого помещения – квартиры, расположенной по адресу: <адрес> заключенный 10 июня 2014 года между Филипповым Геннадием Васильевичем и Токарь Зинаидой Васильевной, признать недействительным.

Обязать Токарь Зинаиду Васильевну предоставить Филиппову Геннадию Васильевичу для проживания равнозначное жилое помещение (однокомнатную квартиру изолированную).

Решение может быть обжаловано в течение месяца в апелляционном порядке в Самарский областной суд через Автозаводский районный суд г. Тольятти.

Мотивированное решение изготовлено ДД.ММ.ГГГГ.

Судья подпись Т.М. Филиппова"